КЛИНИКО-АНАМНЕСТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РИСКА РАЗВИТИЯ ПОСТМЕНОПАУЗАЛЬНОГО ОСТЕОПОРОЗА

  • Г. А. Игнатенко ГОО ВПО «Донецкий национальный медицинский университет имени М. Горького», Донецк
  • Э. А. Майлян ГОО ВПО «Донецкий национальный медицинский университет имени М. Горького», Донецк
  • Н. А. Резниченко Медицинская академия имени С.И. Георгиевского ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского», Симферополь

Аннотация

Цель исследования – изучить клинико-анамнестические данные, особенности образа жизни, питания женщин постменопаузального возраста, имеющих остеопороз.


Материал и методы. Обследовано 278 женщин постменопаузального возраста. Показатели костной ткани поясничных позвонков L1-L4, проксимальных отделов и шеек левой и правой бедренных костей устанавливали методом двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии. У женщин определяли антропометрические характеристики, выясняли анамнестические данные в фертильном и постменопаузальном возрасте, пищевой рацион, вредные привычки, изучали основные клинические признаки остеопороза. При статистической обработке данных вычисляли медиану (Ме) и интерквартильный размах (Q1-Q3), коэффициент ранговой корреляции Спирмена (rs), использовали ранговый однофакторный анализ Крускала-Уоллиса и критерий Данна.


Результаты. Установлено, что женщины с остеопенией и остеопорозом по сравнению с контрольной группой имеют существенно сниженные показатели роста, веса и индекса массы тела (р<0,05 – р<0,01). Показатели минеральной плотности шейки и всего проксимального отдела левого бедра, шейки правого бедра имеют обратные корреляционные связи (rs=-0,23 – rs=-0,29) с возрастом обследованных лиц и длительностью постменопаузального периода (р<0,05). Кроме того, обнаружены корреляции (р<0,05) возраста и длительности постменопаузы с минеральной плотностью соответственно поясничных позвонков L1-L4 (rs=-0,13) и всего проксимального отдела правого бедра (rs=-0,19). Наряду с вышеизложенным, постменопаузальный остеопороз характеризуется сниженными показателями возраста менархе, длительности менструального цикла, сексуальной активности, времени пребывания на солнце, уровня потребления молочных сыров и творога (р<0,05). Женщины с остеопорозом отличаются повышенным количеством низкоэнергетических переломов, динамикой снижения роста и выраженным болевым синдромом в грудном и поясничном отделе позвоночника (р<0,05).


Заключение. Полученные данные целесообразно использовать для определения прогноза и ранней диагностики постменопаузального остеопороза, при назначении лечебно-профилактических мероприятий.

##submission.authorBiography##

##submission.authorWithAffiliation##

 

 

Литература

1. Поворознюк В.В., Резниченко Н.А., Майлян Э.А. Регуляция эстрогенами ремоделирования костной ткани. Репродуктивная эндокринология. 2014; 1: 14-18.
2. Майлян Э.А. Мультифакторность этиопатогенеза остеопороза и роль генов канонического WNT-сигнального пути. Остеопороз и остеопатии. 2015; 2: 15-19.
3. Özbaş H., Tutgun Onrat S., Özdamar K. Genetic and environmental factors in human osteoporosis. Mol Biol Rep. 2012; 39 (12): 11289-96. doi:10.1007/s11033-012-2038-5
4. Cavkaytar S., Seval M.M., Atak Z., Findik R.B., Ture S., Kokanali D. Effect of reproductive history, lactation, first pregnancy age and dietary habits on bone mineral density in natural postmenopausal women. Aging Clin Exp Res. 2015; 27 (5): 689-94. doi:10.1007/s40520-015-0333-4
5. Thulkar J., Singh S., Sharma S., Thulkar T. Preventable risk factors for osteoporosis in postmenopausal women: Systematic review and meta-analysis. J Midlife Health. 2016; 7 (3): 108-113.
6. Bijelic R., Milicevic S., Balaban J. Risk Factors for Osteoporosis in Postmenopausal Women. Med Arch. 2017; 71 (1): 25-28. doi:10.5455/medarh.2017.71.25-28
7. Jang H.D., Hong J.Y., Han K., Lee J.C., Shin B.J., Choi S.W., Suh S.W., Yang J.H., Park S.Y., Bang C. Relationship between bone mineral density and alcohol intake: A nationwide health survey analysis of postmenopausal women. PLoS One. 2017; 12 (6): e0180132. doi:10.1371/journal.pone.0180132
8. Moberg L., Nilsson P.M., Samsioe G., Borgfeldt C. Low androstenedione/sex hormone binding globulin ratio increases fracture risk in postmenopausal women. The Women’s Health in the Lund Area study. Maturitas. 2013; 75 (3): 270-275.
9. Калинченко С.Ю., Тюзиков И.А., Тишова Ю.А., Ворслов Л.О. Роль тестостерона в женском организме. Общая и возрастная эндокринология тестостерона у женщин. Человек и лекарство – Казахстан. Эндокринология. Тиреодология. 2017; 14 (92): 97-103.
10. Родионова С.С., Дарчия Л.Ю., Хакимов У.Р. Болевой синдром при переломах тел позвонков, осложняющих течение системного остеопороза. Остеопороз и остеопатии. 2017. 20 (1): 22-25.
Опубликована
2018-12-03
Как цитировать
ИГНАТЕНКО, Г. А.; МАЙЛЯН, Э. А.; РЕЗНИЧЕНКО, Н. А.. КЛИНИКО-АНАМНЕСТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ РИСКА РАЗВИТИЯ ПОСТМЕНОПАУЗАЛЬНОГО ОСТЕОПОРОЗА. Университетская клиника, [S.l.], n. 4(29), p. 5-10, дек. 2018. ISSN 1819-0464. Доступно на: <http://journal.dnmu.ru/index.php/UC/article/view/162>. Дата доступа: 20 май 2019 doi: https://doi.org/10.26435/uc.v0i4(29).162.
Раздел
Оригинальные исследования